20:28 

НЕ СПАТЬ!!!!

It's true, I am.
Автор: Devillia
Бэта: !Санька!
Название: Переходы (Ночь Св. Валентина)
Пейринг: Том/Билл
Рейтинг: PG
Жанр: слэш, романс
Предупреждения: если НЕ любишь слэш/твинцест/меня, то НЕ читай)))) Всего доброго)
Размещение: только с моего согласия.
Дисклаймер: никто не мой, денег не брала!
От автора: Я очень люблю этот фик. Он не самый лучший – просто он такой МОЙ. Я была Биллом и Томом, когда писала его, и ругалась сама с собой.

- Слушай… но так нельзя. Мы забудем это, да? Ты никому не скажешь, и я тоже буду молчать. Просто забудем.
- Но я не хочу! – Билл обиженно надувает чуть припухшие от недавнего поцелуя губы.
- Билл, так надо! – губы Тома тоже немного покраснели.
- А я не хочу! Том, мне плевать! Можешь просить меня молчать, я и так, знаешь ли, не собирался орать на каждом углу о том, что целовался с братом! Но забывать я это не собираюсь! Это будет самым прекрасным воспоминанием в моей жизни. Только если ты не подаришь мне новые, - лукавый взгляд карих глаз из-под челки и старший начинает таять.
- Но…, - сомневается. Ангел и Демон на плечах шепчут одно и то же, но разум сопротивляется.
- Какое еще «но»? Скажи еще, что тебе не понравилось!
- Нет, не в этом дело! Просто, Билл… это…
- Только скажи, что это неправильно! Только попробуй!!! – из лукавого котенка младший превращается в маленького разозленного чертенка.
- Ну, в какой-то степени так, - Том виновато поднимает глаза и тут же слетает с кровати брата. – Ты чего?
- Это не неправильно!!! Наоборот! Так надо!!! – из глаз Билла льются слезы, оставляя блестящие мокрые полосы на щеках.
- Ну ты что? Не плачь. Ложись спать. Утром тебе тоже покажется все это бредом, - не успевает договорить, как в него прилетает подушка.
- Это не бред!
- Билл, я…
- Вали на фиг отсюда! Понял?! УБИРАЙСЯ!
- Все, я ухожу! Видишь, уже около двери! Но ты не понимаешь - это было… классно, но так нельзя! Мне тяжело, я сам очень хочу повторить, но нельзя!
- Уходи – Билл встает с кровати и угрожающе смотрит на близнеца.
- Билл…
- Уходи!!!
- Послушай, я…
- ДА СВАЛИШЬ ТЫ УЖЕ, НЕТ?! – младший падает на колени и сжимается в комочек, громко всхлипывая.
- Мелкий, ну успокойся! – Том обнимает брата и прижимает к себе так крепко, как только может.
- Том, мне надо побыть о-о-одному. Уходи, - Билл все еще всхлипывает, но изо всех сил пытается успокоиться.
- Ладно, я уйду. Ты только не плачь больше. Мы завтра с тобой об этом поговорим, только не плачь, хорошо? – успокаивающе гладит братика по спине и шепчет, чтобы не расстраивался из-за таких пустяков. Для Тома это тоже не пустяки, конечно. Но Билл ничего не понимает. Маленький. Все хочет и сразу.
Старший осторожно закрывает за собой дверь, несмотря на то, что в доме никого нет. Мама и Гордон уехали на выходные. Решили устроить себе праздник в честь Дня святого Валентина. Через пару минут этот самый День настанет, а Тому этого совершенно не хочется.
И если дело не в том, что он влюблен в брата, то в чем тогда?
Заходит к себе, ложится на кровать, немедленно погружаясь в свои, не очень-то веселые, раздумья.
Что, собственно, ужасного в том, чтобы быть влюбленным в парня? Ведь у любви нет пола. И мозгов у любви тоже нет! Это брат. Все. Точка. Большая-большая точка. Конец.
Но… Том раньше не чувствовал ничего подобного. Ни к кому. При мысли о том, что Билл будет встречаться с какой-то чужой, незнакомой ему, Тому, девушкой, хочется лезть на стену. Думать о том, что Билл может встречаться с парнем… нет, лучше не думать об этом вообще.
Дверь с тихим скрипом открывается. В комнату, чуть освещенную яркой луной, входит Билл, завернутый в одеяло. Глаза красные, заплаканные, шмыгает носом и все еще всхлипывает.
- Тооом… так н-нельзя, - ложится на кровать к старшему, уткнувшись носом ему в шею. – Мы должны быть вместе. У меня нет никого бли-бли-иже.
- Билл, я все это понимаю. Но мы же братья. Это нормально, по-твоему?
- Да мне без разницы! Это… я это чувствую сильнее, чем что-либо в своей жизни! Я знаю, что так и должно быть! И ты тоже чувствуешь! – Билл перекатывается на кровати, садясь на брата. – Здесь, - прикладывает свою руку к груди близнеца, туда, где находится сердце. – Я знаю, что в тебе это тоже есть. Ты просто боишься…
- Я не боюсь! Что за глупости?! Просто я считаю, что…
- БОИШЬСЯ! Том боится!!!! Три «ха»!
- Нет!!! Я ничего не боюсь!
- Тогда поцелуй меня, - младший скептически смотрит на брата, словно говоря «Я же вижу, что тебе слабо».
- Я уже целовал тебя. Полчаса еще не прошло!
- Во-первых, прошло уже сорок с лишним минут, а во-вторых… во вторых, это было до того, как ты испугался.
- Я не испугался!!!
- Докажи.
Старший возмущенно фыркает и впивается в губы Билла. Тот немедленно отвечает, проникая в рот брата языком и щекотя небо шариком пирсы. Слух Билла улавливает еле слышный стон, даже скорее вздох, и, принимая это, как знак к действию, крепко прижимается к Тому всем телом. Его сопротивление сломлено, мысли, что до этого беспорядочно роились в голове, растворились в наслаждении от этого поцелуя.
- А ты говорил, что я боюсь…
- Том, пожалуйста, давай просто… просто не будем думать о том, что это может быть неправильно. Пожалуйста.
- Билл, я не могу так. Я не уверен, понимаешь, я САМ не уверен ни в чем. Мне не важно, что подумают об этом другие, но я должен знать, что это ПРАВИЛЬНО для меня. А я не знаю этого сейчас.
- Как ты можешь так говорить?! – Билл резко вскакивает, роняя с плеч одеяло. – Ты! После того, как сейчас целовал меня! После того, как мы чуть не сделали ЭТО у меня в комнате?! Тогда это не казалось неправильным, да? Или ты просто не можешь размышлять со стояком в штанах?! Кровь от головы отливает?!
- Отливает! Но, как видишь, остатки разума все же сохраняются, ведь мы же не сделали «ЭТО», - от издевательского тона у Билла слезы наворачиваются на глаза, он резко разворачивается и выбегает из комнаты брата, не забыв громко хлопнуть дверью. Дверью в свою комнату.
- Черт! – Том в бессильной ярости бьет кулаками по кровати.
И как Билл не может понять? Все же элементарно! Он, Том, тоже хочет быть рядом, бережно обнимать его ночью и шептать на ухо глупости. Но, как бы ни было неприятно признавать это, он действительно боится. Самого себя, своих желаний, да даже мыслей!!! Он совершенно уверен, что хотеть парня это неправильно! А если этот парень твой брат, да еще и близнец… это так плохо, что и словами не описать.
Дом погрузился в звенящую тишину. Некоторое время Том заворожено смотрел на закрытую дверь, за которой его брат… Просто, за которой был его брат. Самый дорогой человек во Вселенной. Самый любимый. Самый близкий, родной и самый недоступный.
Тяжело вздохнув, старший Каулитц поднялся с постели и, подняв с пола оставленное Биллом одеяло, направился к тому в комнату. Вошел, не постучавшись, и тут же наткнулся на обиженный взгляд медово-карих глаз. Вот только сейчас в них не было тепла, не было этой тягучей сладости, зато было отчаянье и осколки разбитых надежд.
- Билл, ты одеяло уронил, - тяжелый вздох, и Том нерешительно садится на край кровати.
- Спасибо.
- Слушай, ну что ты как маленький?!
- ЧТО? Это Я как маленький?! По-моему, так это ты мечешься от одного к другому, не зная, что тебе нужно. Как в детском саду: «Я хочу быть большим, но не умею»! Прекрати это! Объясни мне нормально, в чем проблема? В чем?
- Билл, ты что, не слышал? Мы БРАТЬЯ!!! Знаешь, это такие родственники. Я не сплю с родственниками! Никогда я этого не делал! Не могу же я… так! Это… странно!
- Дааа? А целоваться ты с ними можешь? И вообще, при чем тут, спишь ты с родственниками или нет?
- Я не хочу больше об этом разговаривать. Я пытаюсь достучаться до тебя, но ты меня вообще не слышишь. Уперся, как баран, и сдвинуться не желаешь. Будем считать, что я всего лишь принес тебе одеяло. Чтобы ты не замерз ночью. Спокойной ночи, - Том укрыл лежащего на кровати Билла и вышел из комнаты. Спокойно, без хлопанья чьими бы то ни было дверями. Но младшему казалось, что лучше бы он полкомнаты разгромил, потому что в этом холодном спокойствии было какая-то обреченность, усталость, от которой Биллу захотелось крепко прижать близнеца к себе и не отпускать всю ночь, шепча что-то успокаивающее. Он услышал шаги по коридору, скрип двери, щелчок ручки, а потом дом снова погрузился в тишину.
- Шайсе, Том, ты идиот!!! Впрочем, и я тоже…
Билл сел на кровати, крепко сжимая одеяло, принесенное ему близнецом.
Он не понимал, почему же все так сложно. Почему два самых близких человека не могут открыто признаться друг другу в том, что их связывает нечто гораздо большее, чем просто родственные узы? Почему люди сами себе строят какие-то мнимые психологические преграды, почему? Не важно, кого ты любишь, важно лишь само чувство и то, взаимно ли оно.
Билл резко откинул одеяло и опять пошел к близнецу. Том лежал с закрытыми глазами, делая вид, что спит. И, наверное, любой бы поверил в то, что он действительно заснул, но только не Билл. Он знал, что близнец притворяется, ЧУВСТВОВАЛ это.
- Знаешь, мне надоело.
- Билл, я сплю.
- Ничего подобного.
- Ты-то откуда знаешь?
- Ты дышишь по-другому, когда спишь, - спокойным, уверенным голосом. Ведь он действительно дышал по-другому, когда спал. Медленно, тихо, иногда причмокивая губами, как маленький. Если бы он спал, то мило бы хмурил брови или улыбался, потому что ему всегда снятся сны. Может, даже говорил бы что-то сквозь сон. А сейчас на его лице была напряжена каждая мышца, глаза плотно закрыты, а когда он действительно спит, то между чуть приоткрытыми веками виднеется каряя радужка.
- Я… то есть ты… знаешь…, - Том смущенно опустил глаза.
- Том, я все про тебя знаю. Я просто тебя понять не могу.
- Прости, - уныло качает головой, закатывает глаза, смаргивая навернувшиеся слезы. Потом приподнимает одеяло и отодвигается к стене, освобождая место рядом с собой.
Билл удивленно смотрит на брата. Не верит.
- Том…
- Иди сюда. Давай пока не будем ничего решать. Просто полежим вместе.
- Ну Том, пожалуйста, давай перестанем спорить. Ведь все же и так понятно! Почему ты не можешь спокойно к этому относиться? Скажи мне! Ведь никто не узнает!
- Да не в этом дело, ну как ты не можешь понять?!
- Ты мне не объясняешь! Только нервничаешь и споришь!
- Я не объясняю? Я нервничаю и спорю? Не смеши мои подковы! Я всегда говорю спокойно, это ты вечно орешь на эмоциях.
- Ору? Я не ору, а говорю на повышенных тонах!
- Не придирайся к словам!
- Не придираюсь! Ты просто не понимаешь меня, поэтому я не выдерживаю и срываюсь!
- На крик.
- На какой крик?! Том, ты даже сейчас не можешь уловить суть конфликта, а цепляешься к мелочам, как… как девчонка!
- Как девчонка? Я?!!!! Да ты в своем уме вообще?! Посмотри на себя! Красишь волосы, глаза, ногти, строишь глазки собственному брату… и при этом Я девчонка?! А ты тогда кто? Девчонка - лесбиянка?!
Билл смотрит на брата, широко раскрыв глаза от удивления. Даже рот чуть-чуть приоткрыл. Том понимает, что переборщил и отворачивается в сторону, чтобы скрыть покрасневшие от стыда щеки.
Младший слезает с кровати и уходит в свою комнату. На этот раз тихо. Но старшего это не утешает. Хочется повернуть время назад и лежать рядом с братом. МОЛЧА. Спокойно. Вдыхая аромат его свежевымытых волос, нежно прижимая к себе и не думая ни о чем. Просто быть рядом.
- Черт, Билл, и почему ты все время все усложняешь?
Том сам знал ответ. Это не Билл все усложняет, а он. Его боязнь перемен, серьезных привязанностей, а главное, таких НЕПРАВИЛЬНЫХ отношений, не давала волю сердцу. Сердцу, которое уже давно победило разум, но все же… все же было что-то, заставляющее старшего с завидным упорством давить в себе любовь. Страх того, что это неправда. Страх того, что он надоест Биллу, если будет принадлежать ему. А так… между ними непреодолимая каменная стена, не дающая Биллу успокоиться. Она его тянет, как запретный плод. Как что-то, чего очень хочется, но получить невозможно. Но Том знал, что его сопротивление не продержится долго. Он просто больше не сможет. Не выдержит.
- БИЛЛ, ТЫ ИДИОТ!!! – слишком громко.
- ЭТО ТЫ ИДИОТ! ТРУС! СЛАБАК! ДА ТЕБЕ ДАЖЕ СМЕЛОСТИ НЕ ХВАТАЕТ. ЧТОБЫ ВЫСКАЗАТЬ ВСЕ МНЕ В ЛИЦО!!!
- ЧТО?! – вскакивает на ноги и несется в комнату младшего.
Тот уже встречает его у двери. На лице едкая ухмылка, в глазах – слезы, боль, надежда. И как у Тома до сих пор получается держаться? Это немыслимо, когда на тебя смотрят глазами, в которых СТОЛЬКО чувств.
- Билл, как ты…
- Слушай, молчи. Ты мне надоел.
- Но я…
- Просто иди к себе. Ложись спать. Завтра будет новый день. Забудь все, о чем мы говорили.
- Я не хочу…
- Хватит, Том. Ты делаешь мне слишком больно. Я не хочу терять брата, раз уж не могу обрести любимого.
- Пожалуйста, дай мне сказать.
- Нет, Том. Ты уже все сказал, - брюнет закрывает дверь и бесшумно опускается на пол перед ней. А Том, обескураженный отказом брата, возвращается к себе, чтобы точно так же сидеть перед дверью.
Проходит полчаса.
Билл открыл свою дверь, стараясь как можно тише ползком преодолеть расстояние до двери брата, чтобы прижаться к его двери, зная, что за тонким деревом родное тепло, зная, что ЕГО Том сейчас рядом. Но не зная, что он пытается сдержать слезы, подняв глаза к потолку. Пусть их никто не увидит, пусть Билл не узнает… плакать нельзя. Нельзя показывать себе свою слабость.
- Билл… прости меня, - шепотом. Но он все равно услышит. Почувствует.
- Я уже не знаю, что делать. Я не уверен в своих чувствах. Ты так убедительно говоришь, что они неправильные, что я начинаю верить.
- Я вру.
- Откуда я знаю? Все действительно гораздо сложнее, чем мне казалось.
Том открывает дверь и Билл, лишившись опоры, падает спиной на пол перед ним, больно ударившись затылком об паркет. Старший опускается на колени и берет лицо любимого в ладони. ЛЮБИМОГО. Ему так непривычно рассматривать Билла с этой новой точки зрения, но ему очень нравится. Нравится, что можно касаться так, как никому другому нельзя.
Осторожно проводит пальцем по скуле, целует в лоб, в переносицу, между бровей…
- Ты ушибся?
- Да. Но сердце не из-за этого сейчас остановится. Или выпрыгнет. Или я задохнусь, - срываясь шепчет Билл.
- Не сейчас. Сейчас просто ляжем спать. А завтра начнем все заново. Вместе.
- Только помоги мне встать. Я, может, боли и не чувствую, но голова кружится. Даже не знаю отчего. А может, я просто хочу, чтобы ты мне помог.
- Давай, поднимайся, - старший подает брату руку и крепко прижимает к себе, когда тот встает. - Ты ведь простишь меня?
- Конечно, конечно, я тебе все уже давно простил, - шепчет младший, уже забираясь под одеяло и тесно прижимаясь к Тому, который уже лег.
- Я и вправду боялся. Сам себя. Но, знаешь, ты единственный человек, способный вызывать во мне такие сильные эмоции. Я никого, никого…
- Тшшш… молчи. Я сам все знаю.
И снова тишина. Только уже не напряженно-звенящая, а расслабленно-умиротворенная. Два дыхания, звучащие в унисон, биение сердца и душа, и ощущение целостности от того, что половинки, наконец, соединились.
- Билл, смотри на часы!
- 5:45, а что?
- Да нет, это я сам вижу. Уже ведь 14 февраля!
- Да…, - сияющая пара глаз встречается с другой такой же. – Тогда с праздником тебя.
- И тебя. С ночью святого Валентина. Я очень люблю тебя.
- А я тебя сильнее.
- Ну, конечно! Я люблю тебя горааааздо сильнее.
- Неправда.
- Еще какая правда.
- Том!!!
- Что «Том!»?
- О, Боже… все, давай спать. Спокойной ночи.
- Я все равно люблю тебя сильнее!
- Приятных снов.
- Билл!
- …
- Не молчи!
- …
- Какой же ты упрямый! Спокойной ночи. Мы еще завтра поговорим об этом…

The End.

@темы: Фанфики

Комментарии
2008-11-08 в 00:55 

Мило :)

2008-11-11 в 18:50 

It's true, I am.
Спасибо)))

2009-04-17 в 20:37 

sic itur ad astra
Здорово))))

2010-01-27 в 01:33 

Это круто!!!!!!!!!!!!!!

URL
2011-01-05 в 13:40 

Опупеть......это просто круто! Столько чувств и эмоций вызывает.....круто! Клёво написанно!))

URL
     

Tokio Hotel. Bill, Tom, Gustav and George.

главная